Алексей Лотов (alexlotov) wrote,
Алексей Лотов
alexlotov

Categories:

Вся схема ухода от налогов была организована Магнитским


Когда речь заходит о "деле Магнитского" градус политической истерии мгновенно вырастает до небес - сразу же вспоминают ужасную историю с гибелью юриста Hermitage и делают мгновенный вывод, что кровавый режим довел его до смерти намеренно, а миллиарды из бюджета были украдены самими следователями, ведущими "дело Hermitage".

С самого начала вся история отдает голливудским триллером. Дедушка Браудера был Генсеком Коммунистической партии США и одновременно управлял сетью шпионов НКВД. Человек, который дал Браудеру первоначальный капитал - Эдмонд Сафра, позже оказался замешан в скандальном деле по похищению $4,781 млрд. из транша МВФ России, а в 1999 году погиб при пожаре собственного особняка в Монако. Позже следствие квалифицировала пожар как поджог.

За эти годы фонд наработал огромное влияние – он поучаствовал в изменении планов реформ РАО ЕЭС, смещении всесильного того Рэма Вяхирева с поста председателя Газпрома и препятствовал консолидации акций дочек Роснефти. Той самой, которая является вотчиной Сечина – человека, который, если верить западной прессе, называют Дартом Вейдером, и который якобы единолично стоит за разгромом империи Ходорковского. Так или иначе, очевидно, что фонд успел оттоптать пальцы многим влиятельным лицам, и его деятельность вскоре заинтересовала правоохранительные органы.

Внимание правоохранительных органов привлекли две компании, зарегистрированные в Калмыкии – ООО «Сатурн Инвестментс» и ООО «Дальняя степь». До 2006 года в России действовали ограничения по обращению акций Газпрома. Иностранные инвесторы могли покупать их только по разрешению ФСФР, а сами акции обращались на небольших биржах. В тоже время для широкого круга инвесторов акции были доступны в виде Американских депозитарных расписок, но разница в котировках достигала 100 и более процентов.

Естественно, что такая высокая потенциальная прибыль мотивировала инвесторов обходить этот запрет, и фонды, работавшие в России, применяли разные схемы. Самой популярной была схема перекрестного владения, которою Hermitage и воплотил с помощью этих двух ООО в Калмыкии. Более того, с целью ухода от налогов фонд нанял в каждую из компаний по два местных инвалида на должности финансовых аналитиков, а генеральным директором и там, и там выступал сам Браудер.

Таким образом, штат обеих компаний более чем на половину состоял из инвалидов, что давало им льготы по налогообложению. А поскольку они были зарегистрированы в существовавшей на то время калмыцкой оффшорной зоны, то эффективная ставка налога на прибыль для них составляла 5,5% вместо положенных 35%. Надо ли говорить, что инвалиды состояли в фирме фиктивно и никакой деятельности не выполняли, о чем они и сообщили в своих показаниях? Один из трудоустроенных финансовых аналитиков вообще оказался умственно отсталым – видимо в этом и был тайный секрет успехов Браудера. Также главным требованием оффшорной зоны являлись инвестиции в Калмыкию, чем фонд себя не утруждал. В результате этой схемы Hermitage недоплатил налогов на 522 млн. рублей. Вся схема была организована Магнитским – его подпись вместе с подписью Браудера стоит в трудовых книжках инвалидов, а позже следователи нашли ее описание на изъятом компьютере Магнитского.

Еще одним эпизодом уклонения от налогов являлась деятельность фирмы ООО «Камея» . Ее единственным учредителем являлся кипрский офшор, и после продажи активов Камея выплатила дивиденды по ставке 5%. Такая ставка была предусмотрена существовавшим на то время соглашением между Кипром и Россией, но только в случае международного сотрудничества, и если кипрская компания не имела представительства в России. Поскольку и Камея, и кипрский офшор являлись структурами фонда, который имел представительство в России, то ставка налога должна была быть 15%. Всего, по оценкам следственного комитета, Hermitage недоплатил налогов в России на сумму в 150$ млн.

На момент изъятия документов эти три структуры не имели на балансе никаких активов, но до этого показали прибыль на сумму около 1$ млрд. После обыска руководство фонда осознало, что положение принимает серьезный оборот, и срочно начало вывозить ключевых сотрудников Hermitage и Firestone Duncan в Лондон. Вскоре, единственным из-них кто остался в Москве был Магнитский.

...К ноябрю 2009 года ему стало хуже, и Магнитского решили перевести обратно в Матросскую Тишину для обследования. Из доклада Общественной Наблюдательной Комиссии следует, что 13 ноября Магнитский сам шел с вещами к машине скорой помощи и вскоре был доставлен в Матросскую тишину. По прибытии, он начал странно вести себя – у Магнитского начался психоз. На него надели наручники, закрыли в помещении больницы и вызвали скорую психиатрическую помощь. К их приезду, однако, ему стало значительно хуже - врачи начали реанимационные процедуры, но они не помогли. В 21-50 Сергей Магнитский умер. При вскрытии была установлена причина смерти – кардиомиопатия. У него было увеличено сердце, в два раза больше нормы.

Смерть Магнитского – безусловно, огромная трагедия. В результате расследования его смерти 16 высокопоставленных чиновников ФСИН были уволены. Да, его условия содержания были ужасными, но это, к сожалению, реалии российских тюрем. Его не пытали, как утверждает Браудер, и он умер от заболевания, на которое он ни разу не жаловался. Также, чтобы ни утверждал Браудер, его смерть была выгодна только лишь Hermitage – следствие потеряло ключевого свидетеля и после его смерти не осталось ни единого шанса добиться экстрадиции Браудера и других руководителей фонда. И это в ситуации, когда на руках у следствия есть весомые доказательства их причастности к уклонению от уплаты налогов.

Скорость, с которой Магнитскому удалось «расследовать» всю схему объясняется тем, что он знал ее детали, так как сам в ней принимал активное участие. И если изначально его допрашивали как фигуранта дела по неуплате налогов, то вскоре - и об обстоятельствах его знакомства с Гасановым. Кроме того Магнитский на допросе подтвердил, что изготавливал дубликаты печатей трех компаний.

Особо нелепым выглядит утверждение, что Магнитского убили, чтобы заставить его замолчать. Во-первых, он написал письмо в Генпрокуратуру почти за год до своего ареста. Во-вторых, непонятно, как можно заставить замолчать человека, за которым стоит влиятельный инвест-фонд с огромными медийными возможностями. Именно смерть Магнитского превратила скучное дело о налогах в триллер с русской мафией и заговором силовиков.

Хотелось бы обратить внимание на чудовищные провалы в работе государственных органов, которые привели к сегодняшней патовой ситуации.

Начиная со следователей с крайне подозрительным имущественным положением, расследующим важные дела, когда можно подорвать всякое доверие к следствию просто указав на это.

Тюремной системы, где шансы выжить у больного человека ниже, чем на воле в самой бедной стране третьего мира.

Налоговой системы, где возможно бесследно увести миллионы долларов.

И заканчивая пресс-службой Следственного комитета, которая при наличии немаленького бюджета не в состоянии сделать убедительную презентацию с разъяснением позиции следствия, с которой бы справился и троечник-студент.


Статья является заказной — один день потребовался для возврата "переплаченного НДС" в сумме 5 млрд. рублей, и это в конце года. Такого без сговора и преступного умысла просто не может быть. Пусть Браудер мошенник, но Магнитского убрали за очень большие деньги. И в этом замешаны большие чины из ФСБ.
Tags: Магницкий, бизнес, налоги
Subscribe

promo alexlotov october 5, 2014 00:57 9
Buy for 20 tokens
Наука подтверждает метод Феномен Дежавю Базовое состояние сознания Сначала, приведу простой учебный пример работы с травмой: Ночью навалило снега и когда я шел по узкой тропинке среди сугробов, сосед вынужден был свою собаку вытолкать в сугроб, чтобы мы разошлись. Собаке это не понравилось и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment