?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Кто истребляет элиту России?
Ливия
alexlotov
У главных разведок мира, прежде всего британской, существует проверенная методика достижения интересов своего государства. В державе, против которой они работают, выдвигают сотрудничающих с ними деятелей и убирают противоборствующих. Самый известный эпизод – покушение на Ленина в 1918 году. Удайся тогда этот теракт англичан, и во главе России стал бы их (и международного сионизма) агент Троцкий. Следующими их жертвами были Дзержинский, Киров.

Членам Политбюро, достигшим 70 лет, полагался зимой дополнительный двухнедельный отпуск. Михаил Андреевич провёл его в «люксе» Центральной клинической больницы («кремлёвки»). Револий Михайлович, сын, рассказал мне, что там произошло в последний день перед выпиской. Суслова пришла навестить дочь. Он ей сказал, что чувствует себя хорошо и завтра прямо из больницы поедет на работу. В это время лечащий врач принёс какую-то таблетку. Михаил Андреевич, человек сталинской школы, никаких таблеток в больнице никогда не принимал. Однако врач так настаивал, упирая на намерение ехать на работу, что пришлось согласиться. Почти сразу же после приёма лекарства Суслов сильно покраснел и сказал дочери: «Иди домой, что-то мне худо». Через несколько часов он умер. Это случилось через день после смерти Цвигуна. А ещё через месяц врача, давшего роковую таблетку, нашли в петле в собственной квартире. Закон террористов: свидетелей не оставлять.

Андропов был последним, с кем встречался Брежнев перед смертью. Как Берия со Сталиным. Что сделали эти два приближённых со своими патронами, мы тоже никогда не узнаем. Известны только результаты: Сталин получил тяжёлый инсульт, Брежнев, как повелось с 1976 года, уснул и не проснулся. Фармакология, как видим, на месте не стоит. Накануне смерти и тот, и другой чувствовали себя нормально, Брежнев даже съездил в Завидово на охоту, спокойно отстоял на мавзолее весь парад и демонстрацию 7 ноября. В ночь без пробуждения на брежневской даче не было ни одного медицинского работника.

Жестоко расправились с Устиновым. В конце 1984 года в Чехословакии проводились манёвры войск Варшавского Договора с участием министров обороны. По возвращении с манёвров один за другим поумирали с интервалом в несколько дней главы военных ведомств ГДР, Венгрии, Чехословакии и СССР. От чего умер Дмитрий Фёдорович, так никто и не объяснил. Чазов писал, что его смерть «оставила много вопросов в отношении причин и характера заболевания». Есть чему поудивляться! Массовый теракт в отношении высокопоставленных руководителей четырёх государств – и ни расследования, ни наказания террористов…

Черненко умертвили с двух попыток. Летом 1983 года еще при жизни Андропова он был смертельно отравлен на отдыхе в Крыму. Вместо расследования придумали байку о недоброкачественной копчёной ставриде. Но ели-то её все, кто жил на госдаче, а пострадал почему-то один Константин Устинович. Да так, что чудом не отдал богу душу. Его и без того слабое здоровье было капитально подорвано, он долго не мог восстановить работоспособность. Вскоре после избрания генсеком Чазов путём сильнейшего давления отправил Черненко для поправки на высокогорный курорт Кисловодск. Для больного, страдавшего энфиземой лёгких, это было похуже отравления. Через 10 дней его на носилках погрузили в самолёт и срочно вернули в Москву. Какая уж тут работа…

Черненко умер 10 марта 1985 года. По поразительному совпадению за несколько дней до этого Щербицкого во главе делегации Верховного Совета СССР направили в США. Узнав о смерти генсека, он потребовал от посла немедленного возвращения на родину. На что получил ответ: «Ваше возвращение сейчас нежелательно». На основании каких же указаний решился посол на такую дерзость по отношению к члену политбюро? Мой сосед по дому, командовавший тогда правительственным авиаотрядом, подтвердил: и он получил приказ задержать вылет Щербицкого на три дня. Выходит, всё было спланировано.

Всё вышесказанное я узнал много лет спустя, а тогда, в апреле 85-го вместе со всеми радовался, что наконец-то на смену немощным старцам пришёл полный сил человек, свободно говорящий с трибуны без бумажки, обещающий всё обновить, улучшить и усовершенствовать. Наступило время больших надежд, больших ожиданий.

Боже, какими мы были наивными!

Подсчитать, сколько трупов образовали лестницу для восхождения Горбачёва на вожделенный пьедестал, предоставляю читателям, — Изюмов Юрий.

Почему Китай сверхдержава, а не Россия?

Как СССР в плановом порядке двигался к своему концу?

План «Льотэй»: как британские спецслужбы разрушили СССР?

promo alexlotov december 31, 2037 23:50 606
Buy for 20 tokens
Стандартный ответ типичному троллю. Чтобы планетарно-звездная цивилизация существовала и развивалась гармонично и В Е Ч Н О , ей необходимо адекватно отражать единственный реальный Мир в русле Глобального исторического процесса, для чего ей необходима Н о в а я п а р а д и г м а м и…

  • 1
Тем не менее, вопреки здравому смыслу, 13 февраля 1984 года Пленум ЦК, открывшийся в Свердловском зале Кремля, единогласно утвердил бездарного инвалида на пост главы государства.

За всю историю СССР Константин Устинович Черненко меньше всех находился на высшем пике власти, всего 13 месяцев. Это был период тусклого безвременья. Внешне почти ничего не изменилось. Как и прежде, награждали «победителей» соцсоревнования, на улицах около полупустых магазинов стояли длинные очереди, проводились многочасовые собрания партийных активов, переполненные электрички из дальнего и ближнего Подмосковья везли в столицу граждан «развитого социалистического общества», надеявшихся хоть что-то купить в Белокаменной, милицией наглухо перекрывалось движение, когда длинные черные «членовозы» отвозили «неприкасаемых» в шикарные подмосковные особняки... Пульс страны бился вяло и как-то обреченно.

К концу 1984 года Черненко стал приезжать в Кремль не каждый день. Но если и приезжал, то находился в своем кабинете максимум 2-3 часа. Судьбе было угодно обрушить на разваливающегося человека все мыслимые болезни: к легочной и сердечной недостаточности прибавились хроническая пневмония и цирроз печени, усилились дистрофические изменения в других органах и тканях. Целый сонм врачей, возглавляемых академиком Чазовым, пытался продлить агонию генсека…


Кончина

Похороны Черненко. 13 марта 1985 года

Один из кремлевских старцев, Андрей Громыко, впоследствии вспоминал:

«За три дня до смерти Черненко позвонил мне:

– Андрей Андреевич, чувствую себя плохо... Вот и думаю, не следует ли мне самому подать в отставку? Советуюсь с тобой...

Замолчал, ожидая ответа. Мой ответ был кратким, но определенным:

– Не будет ли это форсированием событий, не отвечающим объективному положению? Ведь, насколько я знаю, врачи не настроены так пессимистично.

– Значит, не спешить?

– Да, спешить не надо, – ответил я.

Мне показалось, что он определенно доволен моей реакций.

– Что же, из этого и буду исходить...

На этой фразе мы и закончили телефонный разговор».

Но Черненко торопила смерть…

В полдень 10 марта 1985 года шестой лидер КПСС и СССР потерял сознание, а в 19 часов 20 минут у него остановилось сердце. Смерть, которую все давно предвидели, никого, кроме близких, не взволновала и не огорчила. Старцы из Политбюро уходили один за другим. Люди устали от высоких похорон. За три года страна «простилась» с тремя генеральными секретарями.

Буквально на другой день утром Политбюро уже заседало. Вначале Горбачев дал слово академику Чазову. Это невольно выглядело так: дескать, смотрите, друзья, хватит, козыряя «преемственностью», утверждать геронтократию. Страна, вместо того чтобы скорбеть, смеется...

После медицинского сообщения Горбачев добавил лишь несколько фраз: «Болезнь у него действительно была тяжелая. Мы сами это видели. Врачи, конечно, старались помочь больному, но терапевтические меры не привели к положительному результату. Очень тяжело сознавать, что среди нас нет Константина Устиновича...»

Тут же Горбачев перешел к главному вопросу: «О генеральном секретаре ЦК КПСС...» Ни сам Михаил Сергеевич, ни его товарищи не хотели откладывать дела «оформления» передачи власти новому лицу. И все уже знали – кому.

Предложив Горбачеву, по традиции, возглавить Комиссию по похоронам, члены Политбюро предрешили: очередным лидером партии и страны будет самый молодой член партийной коллегии.

В заключение Горбачев, как само собой разумеющееся, подытожил: «Похороним Черненко на Красной площади».

Там, возле мраморного могильника Ленина, уже лежали три генеральных секретаря. Черненко оказался четвертым.

Михаил ПАВЛОВ
Еженедельная независимая газета РУССКАЯ ГЕРМАНИЯ
В Берлине - РУССКИЙ БЕРЛИН
В регионе Рур / Рейн - РЕЙНСКАЯ ГАЗЕТА

  • 1